BEEF STORY by Гарик Корогодский

Я в Бифе с открытия, года с 11-го, кажись. Тогда нас отлучили от синагоги, вернее, дали понять, что мы в ней гости нежеланные, из-за клипа Меламуду на 50 лет. А встречи привык проводить там, на Руставели. Раньшепрятались в Нобу, после переехали в Биф. Удобно – сел у окошка и сечешь за синагогой. Что-то я отвлекся.

В тот день у меня был обед с красивой девушкой. Второйс ней, до первого секса оставался добрый десяток всяких перекусов(я быстро не даю, кого хошь спроси, любая скажет). Стояло всего-то 21 декабря, среда. Да, позавчера, а хули? Приперся с букетом, сам выбирал. В розовой шубе, с цветами охуенной красоты и сам не хуже. Время 15, договорились на 15, время уже 15.15, а нет ее. И телефон вне связи.
Знаете, у меня возраст и самомнение. Я к такому не привык. В конце концов, кто кому не дает?? А в ресторане я не новичок, каждая собака знает. Еще официант – не помню кто, незнакомый – умничает, козлина: «В городе большие пробки, может, ваш спутник опаздывает?» Зачетно унизил. Все, начинаю действовать.

Перво-наперво позвал Женю, знакомого официанта. Попросил обслужить, в виде исключения. Новенькому передал цветы, с него станется. Заказал стейк и салат из печеных овощей. Как обычно, мой вкус знают, даже прожарку не спросили.

Жрать хочется и жрать скучно. А только жрать ващетоска. В синагоге тишь, время не молитвенное, никого. Пустыня Сахара. Обратил взор на зал. Занята половина столов, ничего интересного. Кому-то вяло кивнул в ответ. Вот стол с пятью иностранцами. Ребята молодые, до 30, говорят на каком-то восточноевропейском, скучные. Вон две телочки, из бизнесовых, молодняк. Типа творча пиздота, но не она – тех всех знаю. Пара чиновников, попросили листик и ручку. Известная хуйня. Зеваю.

Принесли хлеб, салат и лимонад. Хитрый Гарик, они знают, что я люблю лимонад, не заказал спецом. Все равно принесут. Копейка нажита. Вроде ничего, а настроение выровнялось.

И тут я поймал косяк, незаметно брошенный одним изиностранцев на телочек. Типа смотрит в окно, но я ж не слепой. А девочкам вроде как замуж и не надо, втычат в один МАС и ржут. Идея пришла мгновенно.

Минута – и официант приносит девочкам бутылочку просекко. Те, ессно, спрашивают, мол с каких таких делов? Парень откупоривает, наливает, жмет плечами и отходит. Умничка, не палит.

Девочки чокаются и начинают дневное ай-не-не. Потом обводят глазами всех, скользят по мне и упираются в компашку, которая уже в открытую пялится на них. Начинаются легкие перемигивания.

В это время – 15.43 – влетает разгоряченная моя. Телефон разбит, пальто расхристано, в глазах слезки. Целую в щечку (хорошо пахнет, сучка), успокаиваю и объясняю расклад. Телефон забыт, пробки забыты, мы в игре. Мимо проплывает официант с подносом пива. Да, пива, потому что Женя сказал, что парни из Словакии. Стол в ахуе, им никто никогда не присылал подарки. А тут красивые девушки (не такие, как моя, но ниче так) первыми!! оказывают им знаки внимания. Дома не поверят. Начинают лихорадочно фотографировать пиво.

Нам принесли хавчик. Вернее, мой разделили на две тарелки. Причем разделили не поровну – спасибо, Женя, в вашем бизнесе мелочей не бывает. И, как чиновникам, – кстати, они свалили, интересно, добазарились? – листик и карандаш. Стараемся смотреть в тарелки шоб не заржать.

А чухонцы тем временем осмелели. Один помахал девицам ручкой, другой приподнял за их здоровье бокал. Дальше не идут. Наши героини в ответ на героине. Их тупо корячит от счастья. Кажется, просекко дошло, бутылочка близится к концу. Ну, же, ну!

Нет. Девчонкам на парней с высокой колокольни, о них тупо забыли. Пускаем в ход секретное оружие. Моя спутница выводит на листочке:
HAW DO U DO? LENA AND NATASHA

И, сложенный вчетверо, через двух официантов он попадает в липкие руки иностранцев. В это же время другой официант приносит точно такой же листочек девушкам, написанный моим почерком на салфетке.

HEY! WATS YOUR PLANS FOR US?

Начинается игра в гляделки. Мы доели и попросили счет. Мне предложили не включать просекко, от заведения. Да ладно! Так — это моя игрушка, а без оплаты станет их. Расплатились и вышли. Ржем так, что слышно в Гулливере. Постояли немного у окна. Девочки с мальчиками уже за одним столом. Мы помахали, но остались незамеченными. Разошлись во мнении с девушкой: она считает, что мы купидон, я – что Петя Листерман (есть такой старый сводник, Петя, ты меня видишь? Тегните его кто-то).

А в Нобу, кстати, я тоже хожу, не подумайте.